Жизнь от зарплаты до аванса

231344523872

Вы знаете, сколько праздников  ежегодно отмечается в России? У замужней женщины – на два больше. И случайно или нет, но они совпадают с датой аванса и зарплатой мужа, а точнее со следующим днем. Да, еще вчера я провожала любимого, спотыкающегося о свои же носки, до семейного ложе и приносила стаканчик минералочки, зато сегодня сижу в кресле у приглушенного торшера, попивая кофе в ожидании мужа с работы. А вот и он, провернув ключ на три оборота, топчется в прихожей, не торопясь расшнуровывая ботинки и расстегивая пальто. Еще с гостиной я слышу, как одна из пуговиц глухо падает на пол. Вторая сверху, давно болталась, все руки не доходили…Ничего, сам пришьет.  И я, и муж оба прекрасно понимаем, что вечно стоять он там не может, поэтому вскоре его профиль появился в дверном проеме.
— Опять, да? – виновато опустил он голову. – Мусик, в последний раз…
— Да, опять. Я устала, устала это терпеть, — картинно отвела я взгляд.
Как говорится, не первый год замужем. Моему любимому совсем необязательно знать, что вчера его до дома проводил добропорядочный коллега Борька, на вещах не было обнаружено следов помады, а уснул он в 11 часов в своей кровати, подпирая кулачком щечку. Его нельзя было упрекнуть даже в транжирстве! От зарплаты не хватало совсем чуть-чуть, даже стыдно стало за него, как можно пьянеть от трех рюмок? Но, все это так и останется для него тайной. Ведь в борьбу против «зарплатного» пьянства вступила жена, воспитанная, на мелодрамах и детективах Дарьи Донцовой, жаждущая простого женского счастья, желательно в мехах и каратах.
— Ты действительно хочешь знать, что было? – прищурила я свои лисьи глазки.
— Ннннет…Точнее, да, — сбивчиво ответил супруг, понимая, что ответ не предполагал выбора.
— Весь вечер я провела у плиты, поджаривая твою любимую курочку и картошечку с хрустящей корочкой, в это же время в духовке уже томился вишневый пирог…
— И где это? Неужели …? — еще секунда и я не знала, что мне придется вытирать, слезы или слюни мужа.
— Да, выбросила! Стоило тебе переступить порог этого дома в три часа ночи, хотя нет, переступить — сильно сказано! Ввалиться, вползти! Да еще и с концертом, что я не такая! Что ты пьешь из-за меня, что я старая и страшная, как атомная война!
— Мусик! Да ты что! Я? Я посмел сказать такое? – глаза мужа округлились как два блюдца.
— И не только это, я просто не хочу повторять, — я положила ладонь на грудь и глазами, полными горечи, посмотрела на него. – Ты знаешь, любая другая бы этого не потерпела, собрала бы вещи, подала бы на развод и отсудила бы все, с такой-то причиной и двоюродным братом адвокатов Валеркой. Но я собрала лишь гордость в кулак и дотащила тебя до кровати, раздела. Кстати, отвечала на звонки какой-то твоей дамы.… Да, знаю, что не должна была брать твой телефон. И в другом бы случае никогда, — театрально провела я указательным пальцем перед его лицом. – Но я боялась, что очередным своим навязчивым звонком она потревожит твой сон, а успокоить тебя мне становится все сложнее, — я опустила голову на колени и всхлипнула.
— Мусик, да как я мог! Какой развод, какие женщины…Ты одна у меня! Самая любимая и красивая! Прости дурака, никогда больше…! – гладил он меня по голове и целовал мои ручки. – Проси, что хочешь, только прости…
Уже через два часа я возвращалась из магазина с хорошим настроением и парой красных лаковых туфель в пакете. Эх, как жаль, что на сумочку к ним денег не хватило, но не страшно, 15-го у мужа аванс!

 

Автор: Анна Хабибулина